Александр Балсанов и Анна Сомкина

Люди

"Колино сочинение", Продюсерский центр "КонтАрт", Санкт-Петербург


Как вы попали в этот проект, с чего все начиналось?

Александр: Друг нашей семьи подарил нам книгу Сергея Голышева «Мой сын – даун». Я прочитал ее и отложил, а потом ее прочла Яна Тумина, моя жена. Ее особенно тронули стихи Коли, и она предложила сделать по ним спектакль. А я ей сказал, что знаю, кого еще нужно в эту историю позвать – Аню Сомкину.

Анна: А об этом я не знала (смеется)! Сам процесс начался очень легко, без мучений. Мы работали этюдным методом и за первую репетицию сделали практически половину спектакля.

Александр: Самое удивительное, когда Аня взяла в руки куклу Коли. Хотя она ни разу не приезжала к нам в гости, не была знакома с нашим сыном Семеном, но когда мы увидели, как в ее руках кукла оживает, какие звуки издает и как двигается, мы поняли, что Аня сама все почувствовала.

Анна: Как раз по поведению Коли, этого особенно мальчика, мне стало понятно, что эти необыкновенные дети ничем не отличаются от других. Абсолютно так же непосредственны и открыты, может, в большей степени, чем остальные, но я особых различий не увидела. Если бы я еще понаблюдала за особыми детьми, то, наверное, что-то в спектакле появилось, на этом этапе работа не заканчивается.


Спектакль продолжает меняться?

Анна: Да, он будет меняться, и сам наш Коля будет постоянно меняться, ведь он живой человечек. И когда мы с Семой пообщаемся, наконец, как следует, что-то и у нашего Кольки добавится новенького. Обязательно добавится, он же растет.


Сама кукла, вы имеете в виду?

Анна: Сама кукла, образ и живой человек – они совершенно неотделимы друг от друга, они вместе.

Александр: Это единое целое.


А с Колей Голышевым вы уже на премьере познакомились?

Александр: Да, и там был интересный момент. Уже после спектакля мы сидели все вместе за столом, и Коля нам писал стихи, безостановочно. Вот мы два часа сидели, а он все это время писал.

Анна: Слушает и пишет, штук тридцать, наверное, написал, не меньше. Потом читал нам, но не всем, он мальчик стеснительный. А когда вышел на сцену после премьеры, то стало понятно, что это за космический человек. Вот, насколько он робок, настолько бесконечная вселенная спрятана в нем. Ему сейчас восемнадцать лет, а стихи, звучащие в спектакле, он создал в шесть лет. Он уже взрослый, широкоплечий, но тот же Коля. Светлый-светлый человек во всех смыслах.

Александр: И еще про Варю надо рассказать. Эта реальная история, попавшая в спектакль. Отец Коли говорил, как пришел однажды в детский сад посмотреть на девочку Варю. Коля постоянно рассказывал о ней родителям, как они играют вместе, болтают. А воспитательница ему отвечает: у нас такой девочки Вари никогда не было.

Анна: Она была абсолютно реальным его другом в течение многих лет! А что он сейчас по этому поводу сказал?

Александр: После премьеры он спросил папу: «Что за девочка Варя? Я ее не помню». А уже после второго спектакля он вспомнил, что она действительно была в его детстве.

Анна: Первый спектакль он смотрел, просто затыкая уши, когда звучали строчки его стихов. Так смущался, и стеснение его было очень непосредственное.


А как вы с куклами познакомились?

Анна: Репетиции начались, когда Кира Камалидинова, наш художник, сделала Колю, а Варя еще блуждала.

Александр: Долго не могли решить, какой именно будет Варя, как она может выглядеть. А под конец она сама собой у Киры появилась.

Анна: Мы пришли к образу Йоко Оно, видимо, в перекличку со звуковым оформлением. А Коля появился сразу: смешной, забавный, гуттаперчевый.


А что это за кукла, когда Коле еще 2-3 года, и он буквально из маминой руки произрастает?

Анна: Да, произрастает в прямом смысле слова! Она надевается на руку, но что это за кукла?

Александр: Перчаточной ее не назовешь.

Анна: Давай придумаем название? Кистевая?

Александр: Кистево-пальцевая (смеются)!

Анна: Она дает многослойную ассоциацию: с одной стороны, Коля еще связан с мамой, а с другой, это уже он сам по себе. Он сделал первые шаги и помчался. Он же постоянно удирает в течение всего спектакля! Удирает, теряет ботинки, которые все-таки умудрился надеть, несмотря на медицинские прогнозы. А эпизод с завариванием чайного пакетика взят из жизни Яны, Саши и Семы.

Александр: Да, врачи все так и говорили.

Анна: Но Сема смог, и наш Коля вслед за ним тоже.


У вас на сцене получился действительно семейный образ. Как вам это удалось, ведь вы первый раз вместе играете?

Анна: Мы знаем друг друга давно, еще с театральной академии, а на площадке впервые. Так что у нас премьера во всех смыслах.

Александр: Одна школа, ну, и, к тому же, рыбак рыбака видит издалека!


Это особенно чувствуется, поскольку спектакль камерный.


Александр: Вообще, это первый выезд Коли, первые гастроли. В Петербурге у нас сцена чуть меньше, чем здесь, – как раз то, что нужно. Мы не сразу нашли помещение и очень счастливы, что обосновались в театре «Кукольный формат», что Анна Викторова (руководитель театра «Кукольный формат» – прим. ред.) нас приняла.

Анна: И спектакль вписался туда, он там родился и, естественно, пригодился.


В такой близости реакция публики, наверняка, особенно сильно ощущается.


Александр: Мы специально не следим, но все чувствуем.

Анна: Это все-таки взаимная волна, она очень важна, чтобы история прошла тонко и трогательно. Потому что порой бывает ощущение «ватной подушки», когда нет ответной реакции от зала.

Александр: А иногда зритель замирает и боится даже дышать, чтобы не разрушить атмосферу. И мы вместе с ним…

Анна: Настораживаемся!


А как лучше: когда зритель смеется или сидит задумчиво?

Александр: Все по-разному. Когда зал смеется, то и ты сам можешь начать разбалтываться, отпускать себя. А когда зал осторожен, то и ты ведешь себя на сцене как охотник в лесу.

Анна: Да, здесь, действительно, может быть два типа «бездыханной» реакции. Первая, когда мы чувствуем, что зритель здесь, с нами, вливается в эту историю и не дышит, потому что боится спугнуть эту тонкость. А другой вариант, когда возникает невидимая стена, некий вакуум, но это очень редко бывает.

Александр: А иногда свет включают, а все в слезах сидят. И ты думаешь, что же мы сделали с людьми…

Анна: Что мы натворили! Каждый раз по-разному, и это здорово. Это живой организм, что спектакль, что зритель. Вот, последний раз дети только начали расслабляться и похихикивать, как голос родителя откуда-то сверху: «Ну-ка, не смейся! Веди себя хорошо!». В общем, дальнейшая перспектива была ясна.

Александр: Когда приходят школьники, то первое время на задних рядах сидят с телефонами, перешептываются. А потом ты слышишь, что этот гомон прекратился, и понимаешь, что захватил их внимание. Это очень ценно.


Да, чтобы отвлечь школьников от мобильников, надо постараться.


Анна: Особенность этого спектакля еще и в том, что специально ты здесь ничего не должен делать. Нужно как-то интуитивно, сохраняя семейную связь, присоединить зрителя, но ненавязчиво, не провоцируя его. Это сверхзадача нашего спектакля.

Александр: Я не перестаю удивляться тому, как каждый раз у куклы меняется мимика, когда Аня ее берет. И ты видишь: живой человек, живая реальная кукла – и ты начинаешь с ней общаться. Я иногда забываю про Аню и общаюсь уже с Колей. Он всегда по-разному реагирует, то прищурит глаза, то выкатит их, так что я ищу к нему новый подход. Я не могу просто подготовиться и ждать определенного жеста.

Анна: Хотя и такое тоже бывает, но спектакль существует не на фишках. Порой сам Коля начинает управлять нами, а не мы им, правда. Он ведет маму с папой за собой, убегая и исчезая в своем космосе.

Александр: Иногда берешь его ноги в руки, и он сам тебя направляет, куда ему нужно.

Анна: Любит выкобениваться, конечно. Как и олень, например. Мы с ним ругаемся и миримся постоянно! С Колькой тоже приходится разговаривать серьезно, очень гуттаперчевый мальчик в прямом и переносном смысле. У него особая система: гнутые трости, которые требуют специфического управления.

Александр: Чуть-чуть повернешь, и уже движение совсем другое.

Анна: А в какой-то момент он отказывается работать: его усаживаешь, а он не хочет сидеть. Хитрый парень!


Договариваетесь с ним?

Александр: Живешь с ним как с реальным ребенком!

Анна: Вот сейчас достали из коробки после первого его путешествия: не стряхнули, как тряпочку, а поздоровались. В этом есть какая-то магия, никуда от нее не деться. Если прежде, чем идти на сцену, у тебя не будет физического и энергетического контакта с куклой, то она не станет работать. Олень-то вообще!


Да что за история такая с оленем?

Анна: Это штоково-тростевая кукла, там очень длинные трости, для большей самостоятельности. Но у него хитрая система, в частности есть гнутый шток, который позволяет ему вращать головой. А олень у нас рогатый и постоянно норовит зацепиться рогами за свою же систему движения. Ты никогда не знаешь, что от него ожидать, но этим он как раз и интересен. Он очень живой, хоть и маленький. Но с характером рогатого скота (смеются)!

Александр: И еще у нас есть улитка на магнитах, скрученная из бумаги. Тоже очень непредсказуемо себя ведет, и поэтому Коле приходится порой ее искать, к ней пристраиваться.

Анна: Мы от кукол каждый раз ждем каких-то сюрпризов! А мелочи здесь очень важны, потому что из них выстраивается целый ряд символов.

Александр: В этом отношении мы очень благодарны Кире, нашему художнику.


Вы такие вещи рассказываете, что кажется, вы должны, наоборот, быть не очень рады настолько самостоятельным куклам.

Александр: Нет, нет, что вы, мы наоборот этому счастливы!

Анна: Эта живость для нас очень важна. Кира просто удивительно работает с куклами: она их создает, а дальше кукла начинает жить своей жизнью. Еще не попав в руки актера, она начинает проявлять свои психофизические особенности, даже сидя в коробочке. Мы удивляемся и радуемся этой их непосредственности.












театр: Продюсерский центр "КонтАрт", Санкт-Петербург
когда: 16 апреля, 17:00, 20:00
где: Театр им. А.С. Пушкина, Филиал



КОНКУРС КУКЛЫ РАБОТА АКТЕРА КОЛИНО СОЧИНЕНИЕ ЛАУРЕАТ





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ