Борис Константинов

Люди

"Железо", Театр кукол Республики Карелии, Петрозаводск


«Железо» – это поклон нашим родителям. Это ностальгия, тоска по тому времени, когда они были счастливы и любили. Сегодня говорят: «совок», советское время, все серо, бедно. Но многие были счастливы. Мы остались рано без отца, и мать воспитала трех сыновей одна. Так сложилась судьба. Думаю, она все равно была счастлива. Мама любила рисовать, часто рисовала море. Хоть его и никогда не видела. Из далекой Сибири на теплое море не каждый мог выбраться. Это так и осталось ее несбывшейся мечтой.
Сегодня, будь она жива, я сделал бы все, чтобы отвезти ее на море с пальмами. Возможно, сочиняя этот спектакль, я таким нереальным и сказочным способом осуществлял ее мечту.

Наша профессия – оживлять неживое. Например, у Андерсена, у Метерлинка почти каждый предмет имеет душу. А все, что имеет душу – живое. Вот и нашу сказку для взрослых рассказывает автомобиль «Запорожец». Для многих сегодня «Запорожец» – это что-то забытое. Эпоха этого легендарного автомобиля закончилась.
А наш герой поет про луну, про любовь, про море, и все по-итальянски. Закончив петь, обращается к зрителям: «Удивлены, что пою на итальянском? Итальянские корни не дают мне покоя». В свое время наши инженеры скопировали его форму с «Фиата». У нас он такой герой-итальянец. Мы подарили ему биографию, и он стал живым, способным рассказать зрителю о двух стариках прошедшего века, которых, увы, уже нет.

Главные герои, супружеская пара Веня и Зина, – собирательные образы. В них есть что-то от родителей Виктора Антонова – моего соавтора и художника спектакля. В его семье был «Запорожец», и детство наполнено воспоминаниями об этой машине. Отец Виктора купил «ЗАЗ» у начальника ГАИ, и ему еще год постовые отдавали честь. Зине мы подарили увлечение мамы Виктора – страсть к шитью на машинке.
Прототипом Вени стал Вениамин Михайлович Советов, художник-технолог по куклам нашей театральной Академии. Мастеровитый, с большими руками... Таким он и вышел у Виктора в кукле. Человек, которого уже нет, но мы его помним.

В моем понимании театр кукол – это всегда необычное в обычном, сказка, даже если ты берешь серьезный материал. Мы не хотели рассказывать о быте. Нам было важно рассказать о мечте. Сказка подразумевает легкость, даже, может быть, зыбкость.

Есть прекрасная книга Феликса Канделя «Люди мимоезжие», где соединены сказка и быль. Про то, как в советское время два друга путешествуют на машине, а по дороге им встречаются колдуньи, ведуны, кикиморы... Эту книжку мне Виктор Платонов, чудесный художник-кукольник, дал почитать. Мне как сказочнику – позволю себя так называть – она была ко времени. Я, кстати, оттуда стащил идею, что у нашего «Запорожца» не работает задняя скорость. «А зачем тебе задняя? Тебе же только вперед надо!».

Как мы делали наш Запорожец? Стали лепить из папье-маше в натуральную величину. Лепили все: бутафоры, актеры, завпост, муж завпоста, директор Любовь Николаевна приходила, знакомые знакомых, из соседнего театра стали люди подтягиваться. Даже статья в Петрозаводске вышла: «В театре кукол лепят Горбатого». Всем хотелось принять участие в создании «Запорожца». Полмесяца мы его лепили, а за лепкой – сочиняли. Теперь актеры приходят, перед спектаклем гладят «Запорожец»: «Давай, не подведи». У него сложная трансформирующаяся конструкция, в нужный момент он может не собраться.

Чем больше объект в театре кукол может трансформироваться, тем лучше. В «Железе» трансформация происходит здесь и сейчас, на глазах у зрителя. «Запорожец» раскрывается, закрывается, поднимается. В секунду машина превращается в то или иное место действия.

Мне нравится, когда на кукольный спектакль приходит внимательный и пытливый зритель, с которым можно вступить в диалог на языке театра кукол. В каждом объекте, в каждой трансформации что-то заложено. Каждый предмет, как слово, рассказывает историю. Если пропустить маленькую деталь, можно не заметить чего-то очень важного.
В театре я случайно нашел старые весы, такие тяжелые зеленые, из моего советского детства. И они стали частью спектакля – тоже «железо из прошлого». У нас в спектакле на одной чаше весов стоит теща мужичка, который Вене продает «Запорожец», а на другой – сам Запорожец. Кто-то, прочитав метафору чаши весов (кто дороже: автомобиль или теща?) улыбнется, кто-то это пропустит.

На репетициях я внимательно слушал, проверяя каждое придуманное нами слово. А вечером переписывал, менял. Очень важно понимать, что именно то слово, которое ты выберешь, сохранится. Его и будут потом произносить. Поэтому, будь добр, найди самый сильный глагол, чтобы он стал действенным.

Сочиняя спектакль, я часто делюсь некоторыми моментами с окружающими, проверяю себя, даже таксисту могу рассказать кусочек спектакля.
– Позвольте, я спрошу у вас одну вещь…
– Вы кто?
– Я спектакли ставлю. Кукольные.
– Детские?
– И взрослые тоже.
– Такие бывают?
– Бывают. Посоветуйте, что сделать, чтобы мотор машины стал мощнее?
– … Ну, я бы валик трамблера удлинил, коленвал расточил.
Записываю: «Валик трамблера удлинить», и вкладываю в уста героини. «Вень, может, валик трамблера удлинить?» – говорит Зиночка, пытаясь помочь мужу. Мужики в зале хохочут и, если с женой пришли, поддевают ее, мол, ты не знаешь, что такое валик трамблера, а Зиночка знает, молодец! Так по крупицам мы и собирали пьесу, отказываясь от пустых, ничего не значащих слов.

Когда актер работает с куклой не в «черном кабинете» и не за ширмой, он часто берет внимание на себя. У меня всегда в таких случаях складывается ощущение, что кукла лишняя, что она мешает актеру: отбросить бы ее и самому все сыграть! Актер должен уметь сохранять нейтральность, не проигрывать все своим лицом. Кукла должна стать главной. Актер лишь смотрит на нее со стороны. Известный нидерландский кукольник Невилл Трантер, который приезжал в прошлом году на Образцовский фестиваль, делает это магически. Он убедил меня в том, что можно найти точный алгоритм взаимодействия «живого» актера и куклы. Условности и правды. Часто мне в актерах этого умения не хватает. В Петрозаводске у ребят сложилась традиция работать, не пряча эмоции, по-другому они не привыкли. Но я рад, что они эту проблему понимают и стараются ее побороть.

Для кого этот спектакль? Думал, для взрослого зрителя, для тех, кто помнит то время. Но оказалось, и дети видят в нем что-то свое. Как-то после спектакля в театре я услышал разговор отца с сыном. У их деда есть старый мотоцикл, и мальчик предлагал: «Давай его починим и поедем куда-нибудь!». Такие вот моменты сближения происходят. Спектакль идет уже год – билетов не достать, ставят дополнительные показы. Значит, спектакль нашел своего зрителя.

Всегда кажется, что тут не договорил, там не доделал. Я еще не поставил спектакля, в котором бы все сложилось. «Железо» я должен был успеть сделать за свой отпуск, а это очень короткий срок. Многое еще хотелось бы доработать. Буду в Карелии, обязательно пойду в театр. И точно знаю, что, предложи я еще одну новую сцену – весь театр от бутафора до монтировщика будет готов вновь отправится в это путешествие из «прошлого в ненастоящее».

Я не считаю, что «Железо» – масочный спектакль. «Золотая Маска» должна, как мне казалось, выбирать передовые спектакли, фиксировать некий новый уровень. Инновации. Здесь же нет ничего того, чем я мог бы «поделиться» с коллегой по цеху. Чего-то авангардного и сложносочиненного.
Ценность «Железа» для меня в другом. Ты же не просто приехал, поставил, уехал. Знакомишься с театром, с городом, с людьми. Оставляешь там частицу себя, многое получаешь взамен. А, когда труппа и зритель благодарны за рождение спектакля, это дороже всех наград.
Постановка вне стен своего театра для меня еще и возможность путешествовать.

Люблю путешествовать, видеть мир из окна автомобиля, когда едешь куда-нибудь далеко-далеко. Остановился, вышел, подышал, подумал, поехал дальше. Человек по сути своей очень привязан к месту. Завидую путешественникам, которые тратят свою жизнь на то, чтобы познать неизведанное. Дорога – это жизнь. Поэтому в финале спектакля мы своим героям, у которых если и была возможность вырваться, и то лишь на речку с удочками, дарим рай – свободу вечного путешествия.












театр: Театр кукол Республики Карелии, Петрозаводск
когда: 13 апреля, 19:00
где: Центральный театр кукол им. С.В. Образцова, Малая сцена



КОНКУРС КУКЛЫ РЕЖИССЕР ЖЕЛЕЗО





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ