Владислав Сулимский

Люди

"Симон Бокканегра", Мариинский театр, Санкт-Петербург


Симон Бокканегра в спектакле Мариинского театра – это ваш дебют в роли?

Да, причем я подготовил ее в совершенно неимоверные сроки. Пятого января Валерий Абисалович объявил, что это надо сделать. Я был уверен, что это нереально, ведь премьера пятого февраля, но он сказал: «Слава, я в тебя верю». Пришлось выучить.


Как вам работалось с Ферруччо Фурланетто? Певец его уровня, наверное, задает очень высокую планку?

Фурланетто есть Фурланетто, что там говорить. Сразу видно, что у него роль уже сделана, выбита в граните – каждое движение, каждый звук. Волей-неволей начинаешь подтягиваться к этому уровню. Хочется дотронуться, стать причастным к великому. Хотя могу сказать, что с другими Фиеско – Владимиром Ванеевым, Юрием Воробьевым, Станиславом Трофимовым – тоже было очень интересно работать.
Режиссер Андреа Де Роза был в прострации, когда узнал, что никто ничего еще не выучил, все ходят с клавирами. Но увидев, с какой скоростью люди учат материал, он работал дальше спокойно. Тенор Александр Михайлов мог прийти на репетицию и выучить сцену за час.


Вы переживаете за результаты Золотой Маски?

Надеюсь на победу, конечно, но меня слишком многое отвлекает сейчас. До поездки в Москву предстоит еще очень много работы. Более тревожно ожидать буду уже ближе к 19-му.


Что вы сейчас учите?

Повторяю Симона к спектаклю второго апреля. Потом в рамках Московского Пасхального фестиваля везем его в Сургут в концертном исполнении. 14-го апреля новая большая роль – Шакловитый в «Хованщине», нужно довести ее до ума. 16-го Монфор в «Сицилийской вечерне», 11-го – «Сила судьбы». Нет времени на переживания.


В вашем репертуаре есть уже почти все вердиевские роли. Осталось еще что-то, что хотелось бы выучить и спеть?

Конечно. Ближайший вызов для меня – это Риголетто на фестивале в Санкт-Маргаретен в Австрии. Спектакли начинаются в июле, будет 5-6-тысячная аудитория. Опять-таки не так много времени осталось, потому что у меня будет параллельно контракт в Штутгарте с «Пиковой дамой» – благо партию Томского я знаю хорошо, и будет возможность параллельно позаниматься с коучем или подготовиться самому. В дальнейшем, естественно, нужно доучить Яго для Мариинского театра. Он был у меня готов на 50%, но пришлось отвлечься на Симона. Ну и Набукко, наверное: Арно Бернар обещал вернуться через год, чтобы делать постановку.


Как вам его «Сицилийская вечерня»? Вы больше любите такие современные постановки, или вам ближе костюмные?

Я – приверженец «нафталина». Люблю, чтобы сценография соответствовала эпохе. Или чтобы было как в «Симоне": очень простые декорации, которые могут подойти к любому времени, разве что пара факелов выдает принадлежность к Средневековью. Люди ведь идут смотреть на антураж эпохи. Суеты и современщины и так хватает в жизни, зачем это зрителям в театре? Есть, конечно, новаторы, которые хотели бы увидеть какое-то новое прочтение, но их не так много. Хотя я не могу сказать, что я противник «Вечерни» Арно Бернара. Мне понравилось с ним работать. Понравилось, что он знал, чего хотел от каждого человека: в мимансе, в хоре… Он бы даже в оркестре что-нибудь кому-нибудь придумал, если бы не Валерий Абисалович (смеется). Его «Вечерня» – перформанс. Ты сидишь и наслаждаешься картинкой, как в кино – со всеми этими занавесами-диафрагмами и стоп-кадрами. И если зрители обсуждают этот спектакль, значит, он уже имеет право жить. Кому-то нравится, кому-то нет – это прекрасно.
Так было с «Евгением Онегиным» Дмитрия Чернякова в Большом театре. Я пел на премьере этой постановки в 2006 году. Сколько на нее было вылито грязи – но она живет до сих пор, уже 11 лет, как мало какой современный спектакль. Я считаю, в ней есть что-то гениальное.


Ваш Симон Бокканегра потрясает уровнем актерской игры. Вы учились где-то специально?

В консерватории у меня были замечательные педагоги по сценическому движению и актерскому мастерству. Они много внимания уделяли работе в ансамбле, учили взаимодействовать с партнерами. Но специально я об игре никогда не задумываюсь, она идет подсознательно, изнутри. Может быть, это благодаря тому, что я смотрел много старых хороших фильмов, читал много книг. Все, что мы делаем, накладывает свой отпечаток.


В пьесе Гутьерреса, по которой написано либретто «Симона Бокканегры», Симон похитил Марию Фиеско без ее согласия. А как вы думаете, что было между ними в опере? Либретто этого не проясняет.

Я думаю, они любили друг друга. Это не «Сицилийская вечерня», где происходит насилие, а скорее «Ромео и Джульетта»: сильная любовь между людьми из разных сословий. Симону пришлось похитить Марию, потому что он хотел построить новую жизнь с ней, но обстоятельства сложились против них.


И совершенно не объясняется, как Мария снова оказалась у отца. Вас не смущают такие нестыковки в либретто?

Нет, я больше люблю смотреть на исход, нежели копаться в никому не нужной подоплеке. Даже если я постараюсь углубиться в дебри нестыковок и что-то выяснить для себя, это просто невозможно будет перенести на сцену в тех коротких фрагментах, где Симон поет про Марию. Получится комедия Чарли Чаплина. Будь это действительно необходимо, в опере этому уделили бы больше внимания, ведь Верди очень скрупулезно выписывал все, что считал важным. Даже на уровне тесситуры показано, где важный момент, а где можно просто произнести слова речитативом, чтобы точно донести текст. В «Трубадуре» есть места, где на одном слове сделана динамика на крещендо и потом на диминуэндо.
Верди нужно учить между строк. Все, что нужно перенести на сцену, написано в нотах. Но это познается постепенно.


Услышим ли мы вас в невердиевском репертуаре помимо «Хованщины»?

Я пел Чичикова в «Мертвых душах» Щедрина. Когда я репетировал, все приходилось делать одной рукой – вторая была сломана. Но это как в спорте: если проплыть дистанцию с одной рукой, с двумя ее потом проплывешь вдвое быстрее. Теперь можно сделать эту роль идеальной. Больше в Мариинском для меня сейчас нет ничего подходящего, кроме «Джанни Скикки» и «Плаща». Но «Триптих» давно уже не идет.












театр: Мариинский театр, Санкт-Петербург
когда: 2 апреля, 19.00
где: Мариинский театр, Санкт-Петербург



КОНКУРС ОПЕРА МУЖСКАЯ РОЛЬ СИМОН БОККАНЕГРА





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ