Лидия Светозарова

Люди

«Доктор Гааз»,театр «Геликон-опера», Москва


Лидия, расскажите о своей героине Гретхен. Какую роль она играет в этой опере?

Гретхен – сестра доктора Гааза, которая вместе с ним приехала в Россию. Для нее, образованной, молодой девушки, выросшей в Германии, наша страна была варварской, и ничего удивительного, ведь тогда мы сильно отставали в развитии от Европы и у нас царили другие нравы и законы. Фактически, она положила свою жизнь к ногам брата и прожила вместо своей – его. Гретхен досталось очень тяжелое бремя- брата никогда не было рядом, она была все время одна, но в то же время, она понимала, на сколько важно ее присутствие в жизни Гааза. Это очень трагичная судьба – она оказалась в чужом мире и в итоге погибла в психиатрической больнице.


Насколько вам самой была близка эта героиня, как удалось вжиться в эту роль?


На самом деле в наше время тяжело представить такое самопожертвование. Почувствовать себя человеком, у которого кроме бытовых обязательств нет больше ничего в жизни, который ничего не видит кроме грязи, бесконечной суровой русской зимы, рядом нет ни близких, ни родных, который все время ходит по тюрьмам – это очень тяжело.


Об опере «Доктор Гааз» в СМИ часто говорят, как о «контрастном душе», имея в виду сочетания различных тембров, приемов и жанров: джаз, барокко, минимализм и даже панк-рок. Какие трудности для вас создал подобный калейдоскоп и как вы с ними боролись?


Честно, мы уже столько раз сталкивались с современной музыкой, что для меня именно эта опера трудной, в музыкальном плане, не явилась. Она наоборот стала более интересной для работы, потому что вместе с композитором можно было экспериментировать и находить какие-то тембры, состояния, играть с темпами.


Репетиции всегда проходили в тесном контакте с композитором?


Конечно! Этот спектакль – результат всеобщего совместного творчества. Мне кажется, это правильно – ведь подобные, современные произведения должны рождаться в коалиции. Особенно в театре, где огромное количество людей, работающие во имя одного дела, должны суметь договориться.


Есть ли для вас, как для исполнителя, какая-то разница в работе над известными музыкальными шедеврами и абсолютно новой, пока еще никому неизвестной оперой?

В классической опере масса штампов, которые мы стараемся сломать, пропуская роль через себя, сделать ее уникальной. А в современной опере, которая только рождается, не может быть главенства только актера, только вокала. Потому что пока вы не получаете целую картинку, многое, как правило, остается непонятым. Бывает, что я что-то придумываю для себя на репетициях, а потом в глубине сцены оказываются какие-то декорации, рядом со мной много людей, на которых надо реагировать, да еще и проектор светит прямо в лицо. Тогда понимаешь, что все, что ты придумывал – это все не подходит и приходится перестаиваться прямо в процессе. Очень важно взаимодействовать со всеми компонентами, осознавать, как твое существование вписывается в этот калейдоскоп технических средств, как ты выглядишь со стороны зрителя. В этом и есть сложность.


А что вам ближе: ломать штампы или находиться в таком процессе?

Мне ломать штампы ближе. Когда рождается что-то новое – это очень страшно. Наверное, поэтому классическая опера ближе и легче, ведь при исполнении современной оперы на тебя ложится огромная ответственность. Это новое произведение, которое никто не слышал, и ты отвечаешь за то, что должно появиться. Зачастую от первого раза может зависеть дальнейшая судьба оперы. При последующих постановках исполнители будут смотреть на нас, на «первопроходцев». История знает немало примеров опер, которые проваливались из-за неправильных трактовок, постановок. Что-то не найдено и произведение «не играет», обезличивается, и, соответственно, забывается.


Как вы думаете, будет ли эта опера востребована спустя года?

Я думаю, что да. Это не опера в том смысле, в котором мы привыкли относиться к этому жанру: монументальная постановка, на три часа, с антрактами. Нет, это маленький спектакль, состоящий из нескольких зарисовок, коллаж. Человек в зале не устает, иногда даже возникает ощущение, что прошло всего 20 минут. Возникает состояние, что было мало, хочется прийти еще раз и посмотреть. И это, кстати, очень хорошо. Музыка здесь неоднозначная, она на всех по-разному действует, и за один раз не всегда удается понять все до конца. Все очень динамично – быстрые смены сцен, состояний. За короткое время ты получаешь дозу эмоций и не успеваешь во всем этом разобраться.


Как вам кажется, насколько тема подобного милосердия, самоотдачи, самопожертвования, как у доктора Гааза, актуальна сейчас? Есть ли в этой опере идея, посыл, о чем современному обществу стоило бы задуматься?

Здесь достаточно однозначный посыл, но это определенно не близко современному обществу. В нашем поколение властвует потребительство – «вот есть я, и я должен жить хорошо, а все остальное – меня не волнует». Я думаю, что многие люди живут именно так. Надеюсь, что эта история заставит кого-то задуматься – потребительство мало чего после себя оставляет.


Вы впервые номинируетесь на «Золотую маску». Работа над этим спектаклем как-то по-особому повлияла на вас, как на молодого исполнителя?

Честно говоря, я не знала, что мы идем на какую-то номинацию и я даже не знала, что в зале сидит экспертное жюри. О номинации я узнала от своих близких! Поэтому мы работали на качество, на само произведение, которое должно жить. Я давно поняла, что люблю современную музыку и мне интересно работать с подобными вещами: зачастую они не требуют определенного стиля в вокале, определенного звука, которого требует классическая опера. Я получала огромное удовольствия от поисков звучания, пробуя себя с разных сторон.


У вас есть какая-то опера, «роль мечты», которую вы бы хотели исполнить?


В классической опере, конечно, много партий, которые хотелось бы исполнить – Манон, Травиата… Какой-то определенной одной «роли мечты» у меня точно нет. А что касается современной музыки, я бы поработала для кино, например. После этой оперы хочется экспериментировать в этой профессии и попробовать новые форматы искусства.













театр: Театр «Геликон-опера», Москва
когда: 1 и 2 апреля, 19.00
где: Театр «Геликон-опера», Москва



КОНКУРС ОПЕРА ЖЕНСКАЯ РОЛЬ ДОКТОР ГААЗ





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ