Ольга Горобчук

Люди

"Five", Театр танца "нОга", Омск


Слоган вашей постановки – "Пять вещей, которые ты должна знать о мужчинах". Кажется, будто постановка рассчитана в основном на женщин. Будет ли спектакль интересен мужчинам, или вы сознательно работаете на более узкую целевую аудиторию?

Во многом это идет от того, что в каждой постановке безусловно присутствует часть меня как хореографа, как женщины, как личности. Это, конечно, обращение к женщинам, но не могу сказать, что мужчины, уходящие после нашего спектакля, не задумывались, какие же это пять вещей, которая женщина должна о них знать.


Это зеркало для мужчин?


Да. Наши мальчики-исполнители, после показа, после общения со своими знакомыми, тоже стали меня спрашивать, какие же это пять вещей. На самом деле, они не обрисовываются конкретно, потому что это некий посыл в зал, коммуникация зрителя и исполнителя. Кто-то находит больше пяти вещей. Кто-то начинает думать, какие это конкретно пять вещей. Все воспринимают очень субъективно.


Как к вам пришла идея именно такого спектакля? С чего началась работа и как долго длилась?


Несколько лет назад я уже задумывалась о том, что я бы хотела сделать именно мужской спектакль. Сначала пришло “Five”, как название, и я знала, что будет танцевать именно пять парней. У нас даже на тот момент было всего четыре мальчика в театре, и мы взяли пятого для этой идеи. Наверное, еще мое отношение сыграло свою роль. Я люблю настоящих мужчин, я думаю, они существуют априори. Они не грубые, не из серии, что на них все пороки сваливают, они могут быть и заботливыми, и нежными, и трогательными, и беззащитными, чего не могут показать.


Обыгрывается отказ от гендерных стереотипов?


Да. Но все очень по-разному воспринимают спектакль. Он идет всего двадцать пять минут, и кто-то говорит о недосказанности, кому-то надо больше, хочется продолжения. Конечно, что-то после первых премьерных показов я переделывала. Эти вещи даже не относились к сути спектакля – это было скорее физическое восприятие, тело танцовщика. Но удлинять я точно не хочу – я все сказала, а дальше пусть зритель додумывает. Для меня это высказывание лаконично, коротко и ясно.


Расскажите немного о сценографии вашей постановки - чем обусловлен выбор классического костюма в начале танца?

Мне кажется, ничто так не красит мужчину, как костюм. Мне кажется, любого мужчину одень в костюм - и он будет выглядеть всегда очень презентабельно, очень по-мужски.
Еще у нас в сценографии задействованы галстуки, мы их подвешиваем над сценой. Все думают, что это удавки, но на самом деле это просто галстуки. Через весь спектакль идет линия с галстуком – это мужской атрибут, неотъемлемая часть мужского классического костюма.


В вашем спектакле выбрано очень интересное световое решение. Какое пространство для танцоров создает свет? Почему создано такое "ограничение", в котором они находятся?


Это ограничение, профильные пять линий, в которых они находятся в начале, потом резко меняются на одну горизонтальную, и уже над этой линией у нас идут галстуки, которые работают в финале. Танцовщиков пятеро, в начале они выходят по одному, линии зажигаются не одновременно, мы представляем их как отдельных личностей. Может, можно проассоциировать это с определенной вещью, которую мы должны знать о мужчинах. Но световая партитура работает только в начале, они не разбиваются больше не отдельные детали – мы как бы сводим их в единый образ.


Современный танец - вещь, которая постепенно становится известна массовому зрителю, но все же пока еще остается не такой громкой и знаменитой, как, например, балет или классическая музыка. Что для вас современный танец?

Я воспринимаю современный танец как некую свободу. Я свободна в каких-то своих проявлениях или желаниях. Когда я занимаюсь постановкой какого-то спектакля или миниатюры, для меня очень важно энергетическое общение с залом. Мне очень важно, чтобы то, что мы хотели сказать, зрители поняли через движение, через язык тела, через мою хореографию – в процессе, в момент совершения действия, а не после спектакля. Этот энергетический обмен, он идет как от танцовщика зрителю, так и наоборот. Если танцовщик выходит и понимает, что он что-то получил, то для меня это успех, похвала. Современный танец это дает. Вот, например, балет – это элитарный вид искусства, а современный танец не совсем, конечно, социален, но все равно он очень приближен к зрителю, он естественный.












театр: Театр танца "нОга", Омск
когда: 7 апреля, 19.00
где: Центр им. Вс. Мейерхольда



КОНКУРС СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ХОРЕОГРАФ FIVE





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ