Дмитрий Горбас

Люди

«Доктор Гааз», Театр «Геликон-опера», Москва


Дмитрий, расскажите о вашем первом знакомстве с этим историческим персонажем и как именно вам выпала возможность поучаствовать в создании этой постановки?

Я узнал о нем в тот момент, когда мне предложили поработать над спектаклем. До этого я, к сожалению, о нем ничего не знал. А предложение поступило от моего коллеги и хорошего друга – режиссера Дениса Азарова. Меня глубоко затронула трагичная история этого персонажа: немец в России, который так самоотверженно посвящает себя благотворительности. И так совпало, что эта опера была созвучна тому, чем я занимаюсь в свободное от театра время, моему стилю – я всегда ищу себя в коллаже. А тут это даже в заголовок вынесено. Поэтому мне было очень легко и комфортно работать в этой динамичной, быстрой истории.


Как происходила работа над постановкой оперы, создание всего визуального образа в целом?

Сначала мы вместе с Денисом отталкивались от каких-то своих ощущений: как можно было бы нестандартно подать эту историю? Тогда как раз появилось это слово «коллаж» – совмещение несовместимого, быстрые смены эпох, времени. И, как оказалось, это идеально подходило под быстрый темп, который задал композитор – Алексей Сергунин. Очень многое диктовало и пространство, которое не предполагает постановку такого масштаба: у нас задействовано очень много людей, огромный хор, полноценный оркестр. Но зал при этом был рассчитан на камерную концертную музыку – маленький, со сложной акустикой. Нам даже пришлось изменить геометрию этого зала, например, подиум, внутри которого сидит оркестр. Получается, что персонажи максимально приближены к зрителям, и это дает особый эффект.


Декорации в этом спектакле в целом созвучны эпохе, о которой идет речь в либретто. Получается, что вы не идете на поводу у тенденций современного театра. Почему?

Я этому подвержен, только, может быть, в других спектаклях. Здесь же многое диктовала музыка – намешано много стилей, поэтому мне как-то не хотелось никакого минимализма. Хотелось показать жизнь этого немца в России. И эта перенасыщенность на сцене должна увлечь зрителей в водоворот его судьбы – я старался в пятьдесят минут уложить множество ярких картинок из жизни Федора Гааза. Тут есть и что-то от кинематографичности – во-первых, из-за ритма, во-вторых, из-за фокусов на деталях. Например, крупные кадры, которые в операх редко встречаются. Сейчас музыкальный театр больше использует крупные планы, все громоздкое, масштабное, большие формы. Здесь же наоборот – мы показываем жизнь одного человека, где детали как раз играют очень важную роль в судьбах людей, приобретая символический характер.


Что-то вас вдохновляло при работе над этим спектаклем?

Всех постоянно что-то вдохновляет. Один из моих главных источников вдохновения – жизнь вокруг, та жизнь, которую я наблюдаю каждый день. Конечно, если художники, мои коллеги, к которым я всегда обращаюсь и слежу за их творчеством. Например, Роберт Уилсон – я люблю его покритиковать, но при этом очень люблю его постановки. Он автор своего собственного языка, который ни с чем не спутать. А это очень важно для художника – найти себя, свой почерк, язык. И его способность годами выдерживать свою стилистику меня очень вдохновляет. Еще один человек, который очень сильно меня зацепил своим нестандартным мышлением и глубокими образами – Хайнер Геббельс. Абсолютно космическое восприятие действительности. Я очень часто обращаюсь к его творчеству за идеями и вдохновением.


Это не первое ваше соприкосновение с миром музыкального театра, и даже не первое с этим режиссером, Денисом Азаровым? Можно ли сказать, что у вас сложился крепкий творческий тандем?

Да, я бы даже сказал, что у нас сложилось трио. Есть еще один очень важный участник и этой постановки, и моей театральной жизни в частности – это художник по костюмам Ваня Боуден. Мы понимаем друг друга абсолютно без слов. Все идеи, вокруг которых потом ставятся постановки, придумываются нами моментально, с полуслова. Это всегда самый легкий процесс придумки. На этой постановке мы еще больше сдружились и продолжаем работать дальше.


Как вы думаете, музыкальный театр – это нечто совершенно иное, чем драматический? Нужны ли в наших творческих ВУЗах отдельные специализации для режиссеров и художников?

Конечно, это разные миры, но тесно связанные. Режиссерам, возможно, обучение такой конкретной специализации необходимо, чтобы человек хотя бы понимал специфику музыки, понимание языка, истории оперы. Не зная правил, невозможно их сломать, а это очень важно для режиссера. Что же касается художников, то в этом случае разделение просто невозможно. Обучение художников для меня вообще под большим вопросом. Как можно научить быть художником? Это можно нарабатывать только опытом, постепенно расти в этой профессии. Художник – это в первую очередь идеи, глаза и руки, и здесь не столь важно опера это или драма. С этой стороны, здесь очень тонкая грань, тонкое мироощущение, которое тяжело загнать в рамки стандартного обучения.


Если бы вам пришлось выбирать между драмой и оперой, как бы вы поступили?

Это очень сложный вопрос… Душой я и сердцем я в драме, но головой – в опере. Все-таки мне кажется, что оперный театр дает возможность работать более масштабно.


Вы бы скорее пошли за сердцем или за разумом?

За сердцем…


Это ваша первая номинация на фестивале. Как вам кажется, этот спектакль повлиял как-то по-особенному на вас?

Эта номинация – очень приятное подтверждение того, что я нахожусь на правильном пути. Вдруг оказалось, что все мои сомнения, муки творчества двигают меня в нужное русло. Для художника это очень важно, ведь мы не актеры, которые сразу получают свой контакт со зрителями. Мы такие «закулисные крысы», которые очень часто не знают о реакции – понравилось, не понравилось. Мне кажется, что даже отзывы на нашу работу появляются достаточно редко. А тут оказалось, что все мои решения были приняты верно. Это заряжает огромной энергией и хочется творить дальше!













театр: Театр «Геликон-опера», Москва
когда: 1 и 2 апреля, 19.00
где: Театр «Геликон-опера», Москва



КОНКУРС ОПЕРА ХУДОЖНИК ДОКТОР ГААЗ





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ