Альфия Абдулина

Люди

"Снегурочка", Театр кукол "Бродячая собачка", Санкт-Петербург


Что вы взяли за основу своей «Снегурочки»?

Сюжетная линия спектакля основана на русской народной сказке. Про бездетных деда с бабой, которые слепили Снегурочку. Она пришла в этот мир чудом, но не может жить среди людей. Во всех версиях народной сказки она прыгает через костер и погибает, поскольку ей нет места в мире людей. В сказке нет мотива жертвенности, но в спектакле нам важно было показать, что она жертвует собой, чтобы спасти этот мир.


Спасает мир, который ее не принял. Насколько я понимаю, для вас здесь важна тема инаковости, готовность общества принять другого?

Да, инаковость – основная тема в спектакле.
Дело в том, что люди не слышат друг друга и не хотят слышать. Отвергают тех, кто мыслит иначе, тех, кто не принимает их точку зрения. Все мы глухари. Отсюда непонимание, конфликты, ненависть в обществе. Вопрос даже не в том, что мы отвергаем инакомыслящих, мы отрицаем всех, кто не принимает нашу жизненную позицию, мы абсолютно не готовы к диалогу.


Как пришла идея обратиться именно к «Снегурочке»?

Мы были на фестивале в Алма-Ате, где в основном собрались театры кукол бывших республик Советского союза. При просмотре спектаклей я обратила внимание на то, что практически все театры постсоветского пространства привезли работы на этническую тематику. Меня тогда задело, почему же мы не прославляем истоки своей культуры. И у меня созрела идея создать что-то свое, родное, исконно-русское. В репертуаре нашего театра, конечно, есть русские народные сказки, но они не раскрывают национальный контекст, наши истоки. А мне показалось, что в «Снегурочке» как раз можно все это показать.


Как это предполагалось выразить в художественном отношении?

Изначально мной задумывалась языческая сказка, еще дохристианского периода. Но уже в работе с материалом я поняла, что интереснее будет показать стык, ведь и сейчас от язычества многое осталось. В этом спектакле как раз была возможность показать обряды и обычаи. Для художника язычество – это очень широкое поле деятельности, оно предоставляет много возможностей для проявления творческой фантазии, поскольку практически никакой конкретики не осталось.
Нужно сказать, что Юрий Хариков предложил несколько вариантов художественного решения спектакля, все они были великолепны, трудно было определиться с выбором. Работать с ним было, с одной стороны, сложно, а с другой, легко. Сложность состояла в том, что он не терпел халтуры, был требователен и дотошен к каждой детали, к каждой мелочи. Многое приходилось переделывать или делать заново, в этом он был беспрекословен.
А с другой стороны, на любом этапе работы над спектаклем по моей просьбе сделать дополнительный эскиз понадобившейся в процессе репетиции куклы или детали сразу присылал эскиз с полным описанием того, что и как надо делать, и отслеживал качество исполнения. Сотрудничество с ним обогатило опытом и сотрудников театра, и меня лично, определило ориентиры, на которые следует равняться.


Ваш спектакль заявлен как притча, как вы к этому пришли?

О милосердии жертвенности мне не хотелось говорить напрямую, что называется, в лоб. И не хотелось говорить об этом на бытовом языке. Истина в притче никогда не лежит на поверхности, каждый обретает ее по-своему, но наша задача состояла в том, чтобы каждый открыл ее для себя в нужном ракурсе. В аллегоричном жанре притчи мы пытались донести до зрителя мораль.


Актеры здесь работают в открытом плане, к тому же их костюмы несут определенную нагрузку. Какая роль у артиста в этом спектакле?

Актеры здесь становятся частью декорации, и в то же время самостоятельными действующими лицами и кукловодами. Костюмы определяют эпоху, время происходящего на сцене, смену времен года.


Насколько тяжело было технически все это воплощать?

Очень сложно. Работа над этим спектаклем показала, что в настоящее время существует проблема в хороших специалистах. Из сорока приглашенных художников-технологов с требованиями художника-постановщика справились человек восемь. Сегодня многие относятся к этому как к халтуре, соответственно, делают свою работу наспех, некачественно. Это уже вошло в привычку, стало нормой. Вообще, об этом следует говорить громко и всерьез.


Как на эстетику спектакля реагируют дети, насколько они считывают происходящее на сцене?

Мы показывали спектакль разновозрастной детской аудитории. Понятно, что школьники отлично его воспринимают, но и трехлетние тоже все поняли. Однажды они ответили нам, что Снегурочка – инопланетянка. Они уловили самый главный посыл: она существо не из этого мира. Дети постарше считывают символы, метафоры, например, почему у героини в конце появляется глаз, понимают, что она прозрела. Снегурочка нашла общий язык с детьми и природой, но не со взрослыми. И когда она понимает, что ей нужно спасти этих людей, то в ней начинают происходить сложные внутренние процессы, и, чтобы это показать, кукла требует изменений во внешнем облике.


«Снегурочка» в последнее время пользуется популярностью, в конкурсе Маски этого года есть еще и опера «Снегурочка», например.

Тема инакомыслия, милосердия, видимо, витает в воздухе – творческие люди чувствуют это. Пришел момент, когда надо говорить об этом вслух, попытаться наконец-то услышать друг друга.












театр: Театр кукол "Бродячая собачка", Санкт-Петербург
когда: 26 марта, 12:00, 16:00
где: Театр им. А.С. Пушкина, Филиал



КОНКУРС КУКЛЫ РЕЖИССЕР СНЕГУРОЧКА





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ