Евгений Лемешонок

Люди

"Ак и человечество", Камерный театр, Воронеж


Вы уже не первый раз работаете с Дмитрием Егоровым. Расскажите о создании спектакля «Ак и человечество». Какую задачу перед вами поставил режиссер? Все задуманное удалось воплотить в жизнь?

Мы довольно хорошо знакомы и близкие, как мне кажется, люди. Когда разговаривали с ним, мы, как нам показалось, довольно забавно сформулировали задачу: «белорусский мир будущего». Так она и зафиксировалось в наших беседах. Но, естественно, не воспринимали ее буквально, эта характеристика очень ироническая.


А визуальные задачи какие-то были, или вы сами выбирали решения?

Какой-то конкретики визуальной не было, были наши довольно многочисленные кухонные беседы. Много юмора, много хорошего смеха. Создание спектакля – очень коллегиальный, теплый процесс, и сценические решения такие же.


У вас в спектакле есть эмблема с «застрявшим» солнцем, она является и частью костюмов. Как был придуман этот символ?

Мне кажется, что там все достаточно прозрачно. Это отсылка к знаменитой татуировке из советских лагерей. На запястье рисовали солнышко с надписью «Север», например. Синяя такая татуировка. И, так как это пространство тоталитарного государства, то нам показалось смешным взять за основу такой зэковский символ, пришедший из лагерей, тюрем, зон. Это символ тоталитаризма.


Как был выбран стиль костюмов для спектакля? Почему не переодевается в процессе сам Ак?

Потому что Ак не является частью этого человечества, частью этого народа. Он другой, это самостоятельно существо. Мы видим это даже по названию «Ак и человечество»: есть Ак отдельно, а есть человечество отдельно.
Я думаю, вполне очевидно, почему у них все костюмы немного похожи на униформу. Это тоже все игры с тоталитарными режимами, все из того же разговора об усреднении человека.


Что было самым интересным в этой работе?

Как ни странно, это не костюмы. Конечно любой процесс интересен. Просто там не было, по-моему, ничего выдающегося, о чем можно было бы рассказать. Больше времени мы потратили как раз не на них, а на общее решение пространства. Мы веселились, придумывая всякие объекты: шкаф, смешная шапка для исследования мозга – какие-то такие вещи. А костюмы родились как естественное продолжение этого пространства, когда сложилась среда и сложились правила игры. В целом в этом спектакле люди слиты со средой, как вещи. Само пространство – это не что-то отдельное, куда помещают героя, герой – это и есть пространство, он его плоть и кровь, он его часть.


Соответственно, в «Ак и человечество» вы и художник по костюмам, и сценограф. Это стечение обстоятельств или вам удобнее так работать?

Я чаще всего так работаю. Не знаю, насколько это удобно, просто так сложилось. Я, как правило, делаю костюмы сам, за редким исключением. Не знаю, насколько у меня это получается, но я это люблю.


А вообще, процесс создания костюма как происходит? Вы уделяете внимание человеку, который будет носить его? Может, с ним что-то обсуждается?

Конечно. Стараюсь очень внимательно смотреть на артиста, пытаюсь его понять. Я знаю, что это важно далеко не всегда и далеко не для всех, но для меня важно, как человек ходит, как говорит, какой он. Стараюсь увидеть человека. Не могу сказать, что стараюсь с ним как-то близко познакомиться, хотя это тоже бывает, но стараюсь в него как-то погрузиться, почувствовать его. И само это знакомство очень часто дает импульс для костюма.


Интересно. А в случае со спектаклем «Ак и человечество» какой импульс был? Было что-то подобное?

Конечно там замечательные совершенно артисты. По-моему, мы как-то очень все подружились. Но там речь идет, скорее, о форме. Костюмы у всех почти одинаковые, с какими-то небольшими вариациями. Я просто отталкивался от физических характеристик: кто-то выше, кто-то полнее. Ну, и девочки были разные. Так получилось, что у них и персонажи очень разные. Три актрисы и три совсем разных персонажа. Мужские персонажи более многогранны, а женские роли более четкие, если можно так сказать.


А вот с цветами вы как работаете? Для вас имеет значение цвет или он появляется как продолжение костюма?

Цвет, конечно, имеет громадное значение. Просто огромное. Найти его – это большая сложность. Большая удача, когда это получается. Конкретно в «Аке» вопроса о цвете не было, потому что цвет был задан изначально – фактурой бетонной стены, от которой мы отталкивались. В основе пространства лежит фактура наших знаменитых бетонных заборов. Мы ходили по городу и фотографировали их. Отсюда пришло и цветовое решение костюмов: я понимал, что они должны быть частью этой стены, но при этом мы все равно должны их видеть. То есть, вопрос был, скорее, не в цвете, а в тоне.
В первой части спектакля цвет принципиально отсутствует. А во второй части, где все переодеваются в цветное, я просто взял максимально контрастные цвета. Там есть такой перевертыш: в какой-то момент жизнь меняется и из серой становится максимально цветной. Я просто отталкивался от личного опыта. Когда мы в начале 90-х переоделись и столкнулись с цветом, нам очень часто изменял вкус. Цвета было, как правило, очень много, он был избыточным, очень навязчивым. Это переходный период. Не было речи о том, что это должно быть красиво, стильно так далее. Мы ставили перед собой задачу создать эффект яркости, аляповатости.


Вы из театральной династии. А как получилось, что вы решили стать именно художником? Были какие-то другие варианты?

Хороший вопрос. Изначально, так как я принадлежал к династии, я хотел стать артистом. Но, благо, бросил эту затею. Это была какая-то детская наивность, но желание стать артистом у меня сохранялось долго и очень стабильно. Однако я совершенно ничего не делал, чтобы его реализовать. Не учил стихов, не ходил в театральные кружки – никак себя к этому не готовил, просто хотел. При этом я всю жизнь рисовал, интересовался живописью, графикой и прочими изобразительными вещами, но никогда не мечтал стать художником. До определенного возраста. Потом я вдруг понял: а зачем я пойду в артисты, если никогда ничего для этого не делал? Лучше я пойду в художники. Я же всю жизнь рисую и, наверное, это и есть то, что мне нравится. Я просто прислушался к себе. Понял что это то, что я делаю всегда, и то, что мне нравится по-настоящему.












театр: Камерный театр, Воронеж
когда: 28 марта 15:00, 20:00
где: Театр Современник, Другая сцена



КОНКУРС ДРАМА ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ АК И ЧЕЛОВЕЧЕСТВО





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ