Юрий Хариков

Люди

"Снегурочка", Театр кукол "Бродячая собачка", Санкт-Петербург


Юрий Федорович, очень приятно видеть вас в качестве художника театра кукол по прошествии стольких лет. Как вы вновь попали в театр кукол? Как пришли в этот проект?

Это было предложение от режиссера Альфии Абдулиной, мы познакомились в школе Райкина. Там преподает Кама Гинкас, он попросил меня провести несколько занятий по сценографии. Я рассказывал о своем пути, а в таких случаях важно отметить стороны биографии, которые повлияли на весь ход событий. И я рассказал, что начинал с театра кукол: три года провел главным художником в Ленинградском областном театре кукол, сейчас он называется «Старая крепость». Это было важное для меня время, я имел возможность за очень короткий промежуток времени узнать о профессии сценографа, всю внутреннюю механику. За эти три года состоялось чуть ли не девять премьер, что для начинающего художника немало.
Альфия уцепилась за эту профессиональную возможность и предметное знание театра кукол и предложила мне сделать «Снегурочку». Я, конечно же, с радостью ухватился за ее предложение, потому что для меня театр кукол по-прежнему остается театром практически не ограниченных возможностей, и я очень люблю работать для детей. Это не значит, что я детей выделяю в отдельную категорию, просто язык театра кукол и возможность работать с аудиторией, которая еще не умеет толком говорить и понимать слова – а именно с такой аудиторией работает «Бродячая собачка» – меня сильно заинтересовала. Поэтому я тут же согласился, не вдаваясь в подробности.


Неужели Альфия была первая, кто предложил вам поработать в театре кукол вновь?

Нет, было и до этого предложение от давних коллег, но в ходе работы я обнаружил неконтактное пространство. Пробить эту стену было невозможно, тем более без встречного желания.


Были ли какие-то изначальные условия в работе над «Снегурочкой»?

Да, не было текста, и не подразумевался сюжет пьесы Островского. Снегурочка – сказочное существо, оказавшееся в мире людей с их верованиями, праздниками, с их жизнью. И нужно было найти тот визуальный язык, который бы мог рассказать эту историю тем, кто только-только начинает осваивать общение с миром при помощи языка.


Кажется, что современные дети привыкли воспринимать яркую, прорисованную анимацию. А у вас при этом куклы грубоватой формы, не детализированы. Почему так?

На самом деле это величайшее заблуждение. В духовных дисциплинах, объясняющих то, как у человеческого существа происходит контакт с миром и получение знаний о мире, известно, что проявляется все в довольно простых вещах. Деятельность по формированию облика предметов позволяет сознанию, только начинающему свой путь на этой земле, проявлять собственные творческие способности, осознавать себя как творца. Эти примитивные грубые формы дают возможность ребенку наделить предмет определенными качествами. Теми, что связаны лично с этим ребенком. И, если у него нет такого чистого листа, он не сможет этого сделать.
Облик пупсов закрывает для развивающегося человека возможность собственного движения. Ребенок получает готовый продукт, произведенный другим сознанием. При этом он еще не готов к отношениям оценочного характера, он воспринимает все непосредственно. Если же ему дают куклу, у которой нет лица, он сам ее наделяет всеми недостающими свойствами. Все приходящие на эту землю духовные существа могут быть разного возраста и разной природы. Неизвестно, сколько лет и эпох душе этого ребенка. Может быть, как раз ты по отношению к нему являешься ребенком, а он древняя душа, проявившаяся в этом теле.

Это работает на подсознании?

У меня когда-то давно был опыт постановки в «Современнике» спектакля «Кентервильское привидение». Я сделал его в стиле черно-белых силуэтов книжной графики 19-го века. Все, что было связано со сценографией: костюмы, грим – было черно-белыми графичными картинками разного характера. А через пару лет мне знакомый рассказал, как его друг ходил с сыном на этот спектакль, и ребенок увидел потрясающее по цветам и яркости действие, волшебную цветную картинку. Его сознание, его душа раскрасили все это.

Из чего состоит ваша работа?

Проектирование практически отсутствует. Знание того, что я делаю, приходит единомоментно и разрешается сразу же в перечне очень конкретных действий, которые нужно совершить для реализации моего видения.


То есть вы не сидите и не продумываете?

Ну, вот представьте себе: все компоненты сценографии спресованы в некий кубик. Вот, этот кубик я получаю.


Откуда?

Ну и вопросик вы задаете… Ну например, из тридцати пяти лет опыта моей работы в театре. Представьте, я получаю кубик из спрессованных файлов, а дальше просто раздвигаю его и начинаю совершать конкретные действия с этими файлами. Но приходят они ко мне все сразу. У меня так, у кого-то по-другому.


Так было всегда?

Это процесс очень сокровенный. Он связан с той областью, которая не относится к тому, что можно было бы вербализировать. Это тайна. Сложно сформулировать, но это так. Когда-то это было иначе, но уже много лет это происходит так.


И этому можно научиться?

Можно научить людей чувствовать источник их индивидуального опыта, который они сами для себя должны раскрыть. Научить находить в пустыне родник, но не по внешним признакам, а всем существом знать, что он там. А это область контактов и работы с огромным количеством вещей, которые составляют собой человеческое, художественное сознание.
Можно научиться работать с телом, поскольку это единственный инструмент, который нам дан в общении с физическим миром. Тело, снабженное духом, способно творить и преображать окружающую действительность. Обучение этому – многоступенчатый процесс: есть период накопления знания, потом качественный скачок, переход на другой уровень, а после вновь период накопления. Причем это может происходить неявно: ты вдруг понимаешь, что относишься к вещам иначе, что ты уже другой.


Я обратила внимание на вашу многостороннюю деятельность, вы свободно чувствуете себя в опере, в драме, в кино.

«Свободно» – не совсем верное слово. Мы все, так или иначе, чем-то обусловлены. Везде, где мы имеем дело с проявлениями социума и материальной среды, есть свои особости. Не ограничения, а именно особости, потому что для художника не может быть ограничений.
Когда Параджанова посадили и отняли у него все – не было ни красок, ни карандашей – он делал шедевры из кефирных пробок и хлебного мякиша. Если бы и этого лишили, у него бы все в голове происходило. Окружающий мир – это всего лишь область реализации, все остальное происходит на духовном уровне.
В конце концов, вся наша деятельность связана одним основанием, которое важно осознать: человек помещен в этот мир для прохождения его собственного пути. Жизнь – мгновение, искра в пространственно-временном континууме. Как человек, ты о душе своей должен позаботиться, прежде всего, все остальное произойдет само по себе. Не надо брать что-то как проблему, потому что тогда ты будешь скользить по поверхности и никогда не доберешься до существа, которое в тебе. Твой путь будет пустой, ты не поднимешься над самим собой. Но, если ты правильно обратился к самому себе, все остальное произойдет. Ты будешь знать, что, как и куда пришить, потому что не будешь думать об этом, а будешь думать о том, что находится внутри тебя. Доверяй превращению своей жизни во что-то, что тебе еще не знакомо.












театр: Театр кукол "Бродячая собачка", Санкт-Петербург
когда: 26 марта, 12:00, 16:00
где: Театр им. А.С. Пушкина, Филиал



КОНКУРС КУКЛЫ ХУДОЖНИК СНЕГУРОЧКА КУКЛЫ





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ