Рузанна Мовсесян

Люди

"Кролик Эдвард", Российский академический Молодежный театр, Москва


Почему вы выбрали именно это произведение?

Я искала материал специально для проекта РАМТа «Большая сцена - детям», который Бородин придумал около 4 лет назад. У меня было огромное количество идей, я читала пьесы, книги, но все было не то по разным причинам. И потом я прочитала "Кролика". Редко какая книга настолько меня трогала, не только из детских, вообще – из книг. Я до самого последнего момента не могла понять, чем это кончится, представляете?


Интересно, вы сказали, что начали искать произведение для детского спектакля в рамках этого проекта, а когда вы прочитали сказку, все еще считали ее детской?

Я поняла, что я это делаю и все – в этом проекте, не в этом проекте – неважно. Было какое-то попадание, что это абсолютно то, что я должна, что я мечтаю, что я хочу сделать - это очень редко бывает.


Эдвард проходит долгий путь: из холодного, спокойного и совершенного существа он превращается в «человека», умеющего любить, но теряет свой совершенный холодный покой. А приобретает ли он что-то на этом пути, ведь людей много, а совершенство уникально?


Несомненно, приобретает, но приобретает ценой боли, которой к финалу так много, что он уже готов от этого всего отказаться. Ему кажется, что он все уже пережил, все прошел, он кричит, что ему не надо любви, это слишком больно. Тем не менее, он ведь сам прошел по пути любви, открыл для себя человеческое чудо, не красоту «яйца Фаберже», а истинные драгоценности, совершенно без внешней оболочки. Кстати, часто сравнивают Кролика с историей Иова, а мне кажется, что это скорее история блудного сына. Иов изначально был человеком Бога, высшим праведником, идеальным человеком, а кролик вообще человеком не был, он был именно «яйцом Фаберже».


В вашем спектакле много спецэффектов, для чего они?

Мы не ставили перед собой такую цель, все возникало по ходу. Изначально мы с Марией Утробиной, моим любимым и постоянным художником, должны были сформулировать для себя, что, собственно, мы делаем. Мы себе сказали, что будем делать «Унесенных ветром Кроликов». Вот такая была наглость. Надеюсь, мы ее осуществили. Мы почувствовали в этой истории такой большой голливудский стиль, хотели сделать роуд-муви с прекрасными героями, песнями, слезами, и обязательно с поцелуем в диафрагму в финале. И Диккенс нас очень вдохновлял. Мы специально добивались такого староанглийского, викторианского вкуса, ностальгии по тем прежним временам. Там нет никакой стилевой точности, конечно. Но для нас главное - вот это чувство ностальгии по доброму старому миру с домом, удивительными игрушками, портьерами и люстрами, по дому как чему-то незыблемому. В «Кролике» использованы технологии, которыми уже мало кто владеет из театральных мастеров. Аппликации из ткани, выкладывание шнуром, уникальная мастеровая работа! Все спецэффекты и видео, все «электронное» появилось по необходимости, хотя и полюбилось нами в результате и, мне кажется, соединилось со всем «ручным».


Для вас было важно рассказать историю или просто сделать красиво и эффектно?

А разве одно другому противоречит? В театре ты все время рассказываешь историю, вопрос, каким способом. Здесь сразу казалось, что голливудский стиль под эту историю подходит, в книге это есть: огромный мир с таким героем. Голливуд ведь тоже очень сентиментален, их взгляд на мир, все эти хэппиэнды, музыка, движение жизни, масштабность - все это нам там привиделось. И конечно, мир кукол. Мы сразу с Машей сошлись на том, что главная задача - сделать эту куклу. Она получилась уникальной, неповторимой, великолепной. Маша придумала и нарисовала эскизы, потом мы искали лучшего кукольника на свете, и мы его нашли. Виктор Платонов по Машиным эскизам сделал модель головы, лапок и разработал всю механическую конструкцию, с настоящим гапитом в спине, чтобы Кролик мог вертеть головой во все стороны и ходить. У нас настоящая живая кукла, она может практически все, хоть мы и не используем все ее возможности. Виктор сделал пластилиновую модель. По утвержденной модели Виктора Платонова наш потрясающий РАМТовский мастер, бутафор Вадим Шевцов, сделал Кролика, вернее пять кроликов (именно столько кукол участвуют в спектакле, создавая впечатление одного). На мой взгляд, работа бутафора в нашем спектакле блестящая!


Есть ли то, что я у Вас не спросила, а спросить бы стоило?

Есть кое-что, о чем мне бы хотелось сказать в связи с Кроликом.
Конечно, у меня команда на Кролике обалденная! Я могу только судьбу благодарить, что так все сложилось. И вы ничего не спросили про актеров! А актерская команда у меня просто драгоценная! Особенно, хочется сказать про Виктора Панченко, который играет Кролика, его нутро, его душу, работая постоянно в паре с куклой – сложнейшая актерская задача, и Татьяну Юрьевну Шатилову, Пелегрину, которая ведет и двигает всю эту историю. Татьяна Юрьевна вообще легенда РАМТа! Человек, который всю жизнь прожил в театре, где она с самых юных лет. Она с таким юным задором, кайфом и энергией ко всему подходит, что дает фору вообще всей команде молодняка! А Витя Панченко, такой юный, но настолько глубокий артист, с которым мы вместе докапывались до смыслов этого удивительного текста, с которым мы прожили в этой работе огромный кусок жизни, прошли свой путь и очень поменялись. В РАМТе вообще все делают всерьез. Мне это очень нравится.












театр: Российский академический Молодежный театр, Москва
когда: 19 марта, 12.00
где: Российский академический Молодежный театр, Москва



ДЕТСКИЙ WEEKEND КРОЛИК ЭДВАРД РЕЖИССЕР





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ