Евгения Шахотько

Люди

"Сказка с закрытыми глазами. "Ежик в тумане"", Московский театр кукол


Существует уже немало спектаклей для слабовидящих, в том числе и «Майская ночь» в Московском театре кукол. Но отличие «Ежика в тумане» в том, что его можно смотреть и с открытыми глазами. Вы изначально знали, что будет такая форма?

Да, мы такой формат задали сразу, все зрители должны быть в равном положении. Кто может, тот видит, кто не видит, имеет всю остальную гамму ощущений, но зрители в зале смешаны. В спектакле «Майская ночь» они разделены: для слабовидящих там полный спектр тактильных ощущений, а остальные только смотрят. Очень интересно, когда можно воспринимать и так, и так, спектакль получается совершенно разным. Я была и наблюдателем, и тем, кто сидит с завязанными глазами. А в «Ежике» мы попытались эти ощущения свести вместе. За исключением визуального восприятия весь спектр чувств у наших гостей одинаков: ароматы, звуки, тактильные ощущения.


Вы не обязываете надевать повязки, спектакль можно целиком смотреть с открытыми глазами.

Да, мы дали людям выбор. Если бы не было этого визуального ряда, то мне как художнику просто невозможно было бы работать над спектаклем. Нужно было бы других специалистов приглашать. Ты в любом случае погружаешься в атмосферу, а зрительный ряд добавляет к этому еще одну краску.


Такой формат спектакля задает определенную концепцию оформления, как вы с этим работали?

Мы были очень внимательны в подборе фактур, тканей. Отказались практически от всего спектра цветов, сузили его до оттенков серого, погрузили все в серый туман. В этом смысле мы ограничили зрячих, немного уравняли их в правах со слабовидящими. Но на самом деле даже в этих условиях получилось сделать все цвета разными, сыграть на тонких оттенках: например, у Зайца серый ближе к голубому, а у Медвежонка – к коричневому.
Очень интересно было подбирать фактуры, нам хотелось, чтобы все они были дружественными человеку, приятными на ощупь. Чтобы дети и взрослые могли погладить Лошадь, ощутить прикосновение крыла Филина, чтобы Заяц был нежный, меховой.


Вам трудно было от цвета отказаться? Ваши спектакли обычно довольно красочные.

Не трудно, это новая интересная игра. Такие ограничения, во-первых, полезны, во-вторых, даже проще сделать спектакль в ограниченной палитре, это своеобразный отдых для художника.


А какие трудности возникали в процессе работы?

Было много чисто технических трудностей. Вы попадаете в зал, и вроде бы там нет особенно сложных декораций: одно дерево и пуфы, на которых все сидят. Но это обман зрения, потому что мы создавали поверхность. Для незрячего человека главное – поверхность.
Мы деформируем наш зал: снимаем несколько рядов кресел, сооружаем ступеньки из кучи фанерных накладок, потом накрываем их мягкой глушащей тканью. Мы создавали рельеф, близкий к природному хаосу, без острых углов.


А над созданием кукол к спектаклю как работали?

Само название спектакля «Ежик в тумане» очень амбициозное. «Ежик в тумане» – это, конечно, сказка Козлова, но узнали все о ней от Норштейна и Ярбусовой, благодаря их гениальному мультфильму. Эти потрясающие персонажи у всех перед глазами. И первое, что приходит в голову человеку, когда он видит на афише это название, - мультфильм.
Дальше зритель думает: спектакль будет отличаться от его любимого фильма, поэтому я на него не пойду. Так бы рассуждала и я сама как мама, которая выбирает, куда вести детей. А другой зритель увидит название спектакля, повторяющее название популярного мультфильма, и понадеется, что там будут те же персонажи, - он придет и будет разочарован. Поэтому мы настояли, что это именно «Сказка с закрытыми глазами».


Психологически было непросто?

Надо мной это очень довлело. Для художника это просто подстава. Придумать персонажей лучше, чем у Норштейна и Ярбусовой, невозможно, и не надо пытаться. Но что-то с этим надо было делать, это вызов, я приняла его.
Я предложила режиссеру, чтобы куклы были предельно реалистичны. Можно сказать, что мы вообще не пытались придумать персонажей. Мы сделали реалистичных ежа, зайца, лошадь. И все они в натуральную величину. В этом состоял азарт нашей затеи. Ну, а дальше с нашими очень хорошими, но не очень большими мастерскими было сложно и интересно такую задачу воплощать.


И как реагирует публика?

Мне кажется, зрителям нравится этот спектакль. Я даже не ожидала, что его будут так хорошо принимать. По-моему, главная удача этого спектакля – атмосфера, созданная режиссером, и потрясающая музыка Николая Морозова. Очень жаль, что нет номинации за музыку в кукольном спектакле, потому что в данном случае это было бы очень справедливо. К тому же, в спектакле участвует энергичная поющая труппа молодых актеров.


А как дети себя в зале ведут?

У нас там есть кочки и трава. Трава естественно бутафорская, сделана из ткани, покрашена в серый цвет. Сидят дети, они эту серую траву топчут ногами, крутят, отрывают, берут в рот. Они воспринимают ее абсолютно как настоящую, и в целом чувствуют себя как в настоящем лесу. Я думаю, в этом наш успех.
Еще у нас на входе в зал есть дерево – портал в мир «Ежика». Нужно было сделать ворота, куда зритель ныряет, чтобы попасть в наш лес. Входят все с закрытыми глазами и ощупывают это дупло. Я не хотела делать на нем полную имитацию дубовой коры. Мы сделали некую поверхность, корявую на ощупь, но все равно другую. Это условное дерево.
Точно так же наши мягкие ткани – толстый флис, который расстелен по полу, – это не трава и не мох. Можно было накупить таких покрытий и уйти в полный реализм. Можно было декорацию сделать, как в витрине магазина «Охотник и рыболов», но мы как раз от этого ушли.


Почему?

Потому что театр есть условность. Все равно там будут ходить актеры, зайца будет носить актер и он же будет говорить за него. Хорошо, когда ты делаешь условный ход, а зритель принимает эту игру и ощущает себя в настоящем лесу.


Как строилась ваша работа с Натальей Пахомовой? Это первый спектакль, над которым вы работали вместе?

Да, репертуарный первый. Мы с ней делали спектакль к 85-летнему юбилею Московского театра кукол «Гиньоль имени Станиславского». Он был показан тогда один раз. Тот спектакль был для взрослых, экспериментальный. Наши мастерские сделали для него очень хороших кукол. Я их люблю, поэтому хочу, чтобы они работали и жили. И вот сейчас его репетируют, он уже заявлен в афише. Очень надеюсь, что этот спектакль снова состоится и получится хорошим. Наталья вообще режиссер с интересными идеями.
Когда мы делали «Ежика», она мне изложила свою задачу в том, что касается атмосферы постановки. Спектакль создавался быстро, у нас на муки творчества просто времени не было. Или, может, мы просто сразу друг друга поняли и нашли нужное решение.


А что-то не удалось воплотить?

Второе дерево! Их должно было быть два, но пришлось сократить, поскольку сроки поджимали. Оно добавило бы красок: на него бы садился филин, а на корнях сидели бы зрители. Но это было бы роскошью. Есть вещи, без которых спектакль может состояться.


Вам интересно было в таком проекте участвовать?

Конечно, каждый раз интересно играть в новую игру. Сделать все фактуры одного цвета, собрать палитру – в этом есть огромный охотничий азарт. Вот, допустим, Филин. Делать перья не хотелось, нужна была условность, которая бы при этом выстреливала и убеждала зрителя. Из-за особой механики куклы нельзя было использовать обычный мех, нужна была легчайшая основа. И вот ты что-то такое придумаешь себе, а потом начинаешь искать это в московских магазинах. А, может, того, что ты напридумывал, вообще не существует в природе. Тогда приходится выходить из положения, делать из того, что есть. С Филином нам повезло: каким-то чудом в подземном переходе мы нашли серый плед, из которого сделали его. Но это произошло совершенно случайно. Я люблю такие истории, они говорят о том, что мы идем правильным путем.












театр: Московский театр кукол
когда: 17 марта, 19:00; 18 марта, 13:00
где: Московский театр кукол



КОНКУРС КУКЛЫ ХУДОЖНИК СКАЗКА С ЗАКРЫТЫМИ ГЛАЗАМИ





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ