Антон Пимонов

Люди

"Скрипичный концерт №2", Мариинский театр, Санкт-Петербург


Вы начинали балетную карьеру как артист балета – почему решили начать ставить спектакли? Тянет ли вас обратно на сцену?

Я 17-й сезон в Мариинском театре, но уже больше года не выступаю как артист и занимаюсь только постановочным процессом. Я перетанцевал все, что мне было интересно. Такая депрессия наступает, когда выходишь и танцуешь одно и то же – не только у меня, у многих артистов. Мне кажется, этот процесс произошел у меня на интуитивном уровне. Когда нет достаточного количества новой хореографии, появляется потребность в чем-то новом. Некоторые люди мне советовали – попробуй, тебе надо что-нибудь поставить, у тебя импровизационное тело. Потихоньку так и пошло.

Кто из хореографов вам ближе всего?

Мне нравилось танцевать в “Четырех темпераментах” Баланчина, “Приблизительной сонате” Форсайта. Из последнего, в чем я участвовал – это “Парк” Прельжокажа и Concerto DSCH Ратманского. Ратманского всего люблю. Мне кажется, это хореография, которая ежедневно необходима всем артистам балета. Должны быть Ратманский, Баланчин, Форсайт – и, конечно, классика. Тело должно быть тренировано разными хореографами.

Для “Скрипичного концерта”, как и для своих первых постановок, вы взяли чисто инструментальное сочинение. С чем связан ваш выбор?

Мне кажется, любой начинающий хореограф в первую очередь должен научиться сочинять комбинации и танцы на музыкальную структуру. На первой стадии это только помогает. Сейчас мы ушли в сюжетность и перестали заниматься чистой хореографией. Помпезные спектакли не несут в себе никакого нового слова – сегодня это все шелуха, абсолютно ненужная вещь. Сместились акценты – мы отошли от главного, от пятой позиции. Мы не занимаемся балетом как искусством, а продаем билеты. Нужно отойти в сторонку и заново научиться делать батман тандю.
С сюжетными спектаклями у меня беда – может быть, лет через 50 я поставлю какой-нибудь сюжетный спектакль. Пока что я не знаю, как именно надо его решить – смести мизансцены начисто, или пойти каким-то другие путем. К этому надо прийти интуитивно, наощупь.

Насколько утопична эта идея – вывести чистую хореографию в широкую публику?

Зачем? Не надо этого делать. Балет – это искусство не для всех. Представление о том, что балет это народное искусство – ошибочно. С другой стороны, конечно, приятно, когда на спектакле полный зал – думаю, что на моем спектакле будут не условные двадцать человек, а побольше. Но все-таки люди ходят не на балет, а в Мариинский театр в первую очередь.

От чего вы отталкивались при постановке “Скрипичного концерта”?

Здесь прозрачная история – от музыки. От артистов и живого оркестра. В музыке Прокофьева прописано каждое движение – здесь не надо ничего искать. Все три части – это прописанный Прокофьевым экзерсис. Я изначально думал о том, что это может быть поклон русской балетной школе. Что-то близкое к этому и получилось.
В спектакле я несколько раз утрированно, нарочито цитирую хореографию Баланчина – нужно ее прожить самому и почувствовать вкус, чтобы пойти куда-то дальше. Нужно поставить сто балетов, чтобы один получился хорошо. “Скрипичный концерт” – это частично книксен в сторону в Баланчина, я его делал немножко с оглядкой назад, на “Скрипичный концерт” Стравинского-Баланчина. Я не вижу в этом ничего зазорного, необходимость в этом была для всех – для меня, для артистов. Это изучение самих себя через тексты Баланчина.



Что может зацепить зрителя в “Скрипичном концерте”?

Я думаю, что вся фишка в хореографическом узоре. Не надо кричать и рвать на себе рубашки, показывать какие-то трюки – надо выстраивать узор и делать много-много комбинаций. Это бесконечный постановочный процесс, только практика может вывести тебя на какую-то интересную ступень – частично это и отражается в спектакле.

Чему, на ваш взгляд, научились вы и артисты за время работы над “Скрипичным концертом”?

Самое главное, что у нас получилось – создать коллектив исполнителей. Артистам нравится танцевать этот спектакль, они с удовольствием приходят и работают, как единый организм – нам удалось их сплотить.

Чего вы не станете делать в своем следующем спектакле?

Я никогда не буду делать балет без пуант. Я академический хореограф, а не сотрудник танцевального театра. Никогда босиком, никогда в носках – только на пальцах. И всегда билет в партер на такой спектакль будет дороже. (Cмеется).












театр: Мариинский театр, Санкт-Петербург
когда: 12 марта, 15.00
где: Мариинский театр, Санкт-Петербург



КОНКУРС БАЛЕТ ХОРЕОГРАФ СКРИПИЧНЫЙ КОНЦЕРТ №2 ЛАУРЕАТ





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ