"Ромео и Джульетта"

Спектакли

"Ромео и Джульетта", Театр оперы и балета, Екатеринбург


“Ромео и Джульетта” - балет о силе естественности на сцене. Если по Самодурову жизнь всегда является чем-то промежуточным между репетицией и спектаклем, то каждый его спектакль, будь он нарративный или бессюжетный, определенно превращается в жизнь. Именно поэтому нет чувства оторванности от действия: с первой минуты ты уже там, среди них, не просто сочувствующий, но соучастник. Нет отдельно музыки, танца, сценографии и костюмов, есть одно общее целое, не отпускающее до конца спектакля.
Крупный план - вот, что интересует Самодурова не просто как хореографа, но как реформатора. Как добиться естественности от танцовщиков, с детства приученных к наигранной театральности и успешно использующих этот прием в классических постановках? Самодуров проводит аналогии с фильмами Феллини, рассказывает о важности драматической игры в хореографии, он призывает танцовщиков задуматься о том, как будут выглядеть их лица на крупном плане. В результате из зрительного зала кажется, что в “Ромео и Джульетте” каждый танцовщик полностью, уже на интуитивном уровне, перевоплощается в своего героя. Кинотрансляция добавляет большей ясности в эту, на первый взгляд, безоблачную картину прогресса. Оказывается, что как раз те самые крупные планы, о которых твердит Самодуров, пока находятся у танцовщиков на стадии раннего изучения: привычные балетные гримасы еще не вытеснены естественными выражениями лиц. Однако, совершенно очевидно, что желание Самодурова добиться правды в каждой детали уже приносит свои плоды. В привычном хореографическом языке видны сдвиги в сторону более глубокой драматической игры.

Фильмы Феллини Самодуров использует не только для поучительных примеров. Кино - самый близкий к жизни вид искусства, и это очень важно для хореографа. В балете Самодуров с кинематографической эффектностью изображает масштабные сцены, например баталии, в которых шпаги ежесекундно рассекают воздух, а соперники с невероятной скоростью сражаются вокруг ярко-красных декораций театра “Глобус”. С кинематографической ясностью он раскрывает камерные, медитативные сцены: Ромео и Джульетта остаются одни, они почти не двигаются, их фигуры в полутени, но напряжение между ними чувствуется так сильно, словно во время этой сцены нам непрерывно показывают их лица, полные бесконечного обожания.
В рамках любой театральной постановки чувство сопереживания, столь актуальное для сюжета “Ромео и Джульетты”, напрямую зависит от возможности сопоставить себя с героем. Часто бывает, что полностью абстрагироваться от ощущения театра и неправдоподобности постановки не получается, и тогда, каким бы проникновенным ни был спектакль, эффект сопереживания переходит в разряд условности, теряя свою силу. Самодуров как бы обманывает наше воображение, помещая на сцену декорации “Глобуса”. Выходит, что мы, сидя в одном театре, смотрим на другой театр, постепенно забывая, где кончается наша реальность и начинается следующая. Ощущение вневременного пространства дополняет живая естественная хореография, позволяя полностью отдаться полету фантазии. Балет “Ромео и Джульетта” создает у зрителя ощущение реальности театрального действия и дает возможность погрузиться не только в шекспировский сюжет, но и в самого себя.












театр: Театр оперы и балета, Екатеринбург
когда: 17 февраля, 19.00
где: Музыкальный театр им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко



КОНКУРС БАЛЕТ РОМЕО И ДЖУЛЬЕТТА





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ