Михаэль Гюттлер

Люди

"Кармен", Театр оперы и балета, Екатеринбург


Для екатеринбургского спектакля вы и режиссер Александр Титель выбрали партитуру первой редакции, а не уже ставшую привычной версию Эрнеста Гиро. Чем вызвано это решение?

На мой взгляд, первая редакция гораздо труднее. Певцам всегда непросто разговаривать и петь. Мне эта версия кажется наиболее оригинальной несмотря на то, что успех «Кармен» начался именно с редакции Гиро. Почти всегда мы воспринимаем «Кармен» как grand opera, в которой присутствуют даже оттенки веризма. В первой редакции мне сразу понятно, что это opera comique. В ней есть много музыки, которую вообще не надо петь в полный голос. Там очень важен текст. Для екатеринбургского спектакля я пригласил французского коуча, и мы много занимались текстом. Режиссеру и мне хотелось, чтобы исполнители не просто показывали голос, а смогли донести до публики смысл каждого слова.

Какова, на ваш взгляд, функция оркестра в этой опере?

Бизе был очень хорошим оркестрантом. Его музыку с большим удовольствием исполняют ведущие коллективы – не только оперы, но и симфонию, и «Арлезианку»… Бизе – настоящий мастер! В его оркестре достаточно много разных нюансов. В первую очередь в «Кармен» обращают на себя внимание знаменитые антракты. Эту оперу, в принципе, может хорошо сыграть и оркестр среднего технического уровня. Бизе знал, что удобно для исполнения и не претендовал на оркестр уровня Вагнера или Штрауса.

На что вы больше всего обращаете внимание в партитуре «Кармен»?

Здесь мне сразу видно, что хотел выразить Бизе. В этой опере музыкантам надо обязательно говорить: «Пожалуйста, обратите внимание на много хороших piano». Я не хочу сказать, что «Кармен» должна быть камерной музыкой. Но исполнять ее нужно не просто ярко, сильно и быстро. Помимо всего прочего, Бизе написал красивые, по-своему деликатные ансамбли. Элемент свободы есть даже в крепком ритме хабанеры. Это надо тонко чувствовать, а мне как дирижеру нужно чутко направить музыкантов – сказать, где стоит остановиться и найти эту свободу.

Что вы можете сказать об оркестре Екатеринбургского театра, с которым сотрудничаете не первый раз? Легко ли находить с ними общий музыкальный язык, доносить свои идеи?

Я очень хорошо знаю этот оркестр, потому что я там работал музыкальным руководителем. Мы делали много удачных оперных проектов – «Бориса Годунова», «Летучего Голландца», сейчас «Кармен». Прежде всего, там я вижу людей, которые любят по-настоящему заниматься и понимают, что это не только их обязанность – это то, что мы хотим делать вместе. С «Голландцем» было непросто, поскольку в Екатеринбурге никто никогда не играл оперу Вагнера. Первую редакцию «Бориса Годунова» тоже слышали далеко не все. Что касается «Кармен», то оркестр ее знал, но все же музыканты привыкли исполнять «обычную» версию с речитативами. Я работаю в Екатеринбурге с большим удовольствием, мне нравится менталитет. Я вообще люблю Россию. Моя жена – русская, вот уже четырнадцать лет я в статусе приглашенного дирижера Мариинского театра, сотрудничал с Большим… Для меня это не просто работа. Это прежде всего дело сердца.












театр: Театр оперы и балета, Екатеринбург
когда: 15 февраля, 19.00
где: Музыкальный театр им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко



КОНКУРС ОПЕРА ДИРИЖЕР КАРМЕН





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ