Александр Титель

Люди

"Кармен", Театр оперы и балета, Екатеринбург


Александр Борисович, вы ставите «Кармен» не в первый раз. Задолго до Екатеринбурга опера шла на вашей родной сцене в МАМТ. Между этими версиями есть существенные идейные различия? Есть ли что-то общее?

Это два совершенно разных спектакля. Между ними довольно большой промежуток времени – шестнадцать лет. Когда ты берешь какое-то популярное сочинение (а «Кармен» – самая популярная опера в мире, она периодически соревнуется с «Травиатой»), то ты в первую очередь хочешь вылущить из оперы историю. Какая история между мужчиной и женщиной была бы понятна нам сегодня и абсолютно органично существовала бы в музыке? В московской версии у нас оставался некий роковой «флер» постановок, тянущийся за этой оперой, но в то же время мы определили время действия – перед Второй мировой войной. В екатеринбургском спектакле я хотел избавиться от шлейфа литературного первоисточника и рассказать эту оперу как сегодняшнюю. Эта «Кармен» помещена в 70-е годы прошлого века, и я думаю, что она привлечет интерес и внимание слушателей, в том числе и самых молодых. «Кармен» – это довольно банальная, даже заурядная история. Но там есть интересные, яркие характеры, целый ряд случайностей, которые сводят двух вроде бы неподходящих друг другу людей.

Что вас как режиссера привлекает в этой опере?

«Кармен» – это совершенно кинематографическая опера, очень динамичная, естественная история любви мужчины и женщины. Двое людей живут в определенное время и находятся в определенных обстоятельствах, и этот контекст нужно выразить как можно яснее и конкретнее. Это сюжет из нашей жизни, но нам хотелось, чтобы он имел некую дистанцию по отношению к 2016 году – отсюда и перенос действия. Екатеринбургская версия пользуется огромным успехом, и среди молодежи в том числе, потому что она очень непосредственная. Это музыкальная love story с некоторым «заездом» в полукриминальную среду – ту, которую мы знаем сегодня. Люди из этой оперы есть и среди нас, стоит только внимательно приглядеться: постоять у школ, у метро на дальних станциях, походить вокруг вокзалов. По-настоящему классно было бы поставить эту оперу в тюрьме среди заключенных. Вот это была бы пронзительная правда.

Расскажите, пожалуйста, поподробнее о хореографических эпизодах екатеринбургской постановки, которые заслужили похвалу многих критиков.

Это не совсем хореография. Это скорее драматически-пластическая форма существования музыки. Все события «Кармен» подводят нас к финалу – бою быков. Мне хотелось, чтобы незаметно, какой-то побочной линией мы все время видели эту подготовку к корриде. Поэтому мне пришла мысль сделать фрагменты учебы для юных тореро. Эту идею я рассказал знаменитому балетмейстеру Татьяне Багановой, которая возглавляет танцевальный ансамбль в Екатеринбурге. Все сочинялось постепенно – мы даже сделали детский кастинг. Мы решили, что вторая половина увертюры и все антракты – это есть некая жизнь школы тореро, представленная очень условно. Мне нравилось то, как Баганова это схватила.

В одном из интервью вы сказали одну интересную фразу о том, что «Кармен» состоит из одних шансонов. Вы по-прежнему так считаете?

Да, я до сих пор убежден в этом. Для меня природа «Кармен» именно в шансоне. В этой опере не надо «грузить» и много выпевать – это почти мюзикл или оперетта. Она была написана для оpera-comique с прозаическими текстами, а не с речитативами Эрнеста Гиро, которые делают ее полновесной… такой Оперой Оперовной. Поэтому я хотел, чтобы это было набор шансонов. В опере происходит постепенная смена жанрового ключа: первый акт – условно мюзикл, второй – лирическая опера, третий – драматическая, четвертый – трагическая. Вообще, было бы замечательно, если бы партии героев спели Мирей Матье, Джо Дассен, Эдит Пиаф. Мне перестали нравиться все образы Кармен – это всегда почему-то агрессивно подаваемая сексуальность. Мне это кажется пошлым и нежизненным. Я же хотел сделать милую, очаровательную женщину.

Как вы считаете, исполнителям партий Кармен и Хосе удалось сохранить эту легкость и непосредственность?

Вокальные партии «Кармен» должны просто напеваться. Первый акт – чуть ли «Шербургские зонтики». Для того, чтобы это все осуществилось, исполнители Хосе и Кармен не должны иметь за спиной других постановок этой оперы (иначе они просто бы «въелись» в их поры). Поэтому я позвал Ксению Дудникову и Липарита Аветисяна из Ереванского театра в надежде воспользоваться их неопытностью. И я был очень рад, как у них получилось – это была абсолютно живая история. Теперь посмотрим, сохранится ли эта неоперность и естественность.

И последнее. Как вы думаете, будет ли актуальна опера «Кармен» через 20-30 лет?

Абсолютно! И через много лет «Кармен» будет по-прежнему востребована, так как это замечательный музыкальный язык – эмоциональный, простой и доступный, но при этом очень глубокий. Мне как режиссеру хочется привлечь новых зрителей – чтобы люди, которые пользуются интернетом и ездят на скейтборде, ориентируются в рок-группах, открыли для себя оперу, в том числе и творение Бизе. Хочется, чтобы люди разных пристрастий и возрастов, социальных слоев, образования, находили в ней что-то свое. Ведь «Кармен» – это опера для всех.













театр: Театр оперы и балета, Екатеринбург
когда: 15 февраля, 19.00
где: Музыкальный театр им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко



КОНКУРС ОПЕРА РЕЖИССЕР КАРМЕН





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ